Дороже всего на свете

Александр Казбег


Жемчужиной творчества знаменитого грузинского писателя XIX века Александра Казбеги является повесть «Пастырь» (в другом переводе – «Священник»). Загадочный мир горцев предстает в ней во всем своеобразии: в красоте и суровости, в гармонии и противоречиях.

На протяжении всей повести Казбеги щедрым, поэтически расцвеченным слогом живописует картины природы: «Иногда над высоко взметнувшейся горой вспыхивал венец из звезд. А туман то вздымался, словно боясь прикоснуться к земле, то жадно приникал к долине, вновь и вновь притягиваемый ее красотой». Автор словно призывает читателя любоваться этими богатствами и беречь их. Со страниц книги веет то свежим ветерком, то сыростью, доносится то журчание ручья, то рокот неукротимого потока.

Обращаясь к миру людей, писатель опирается на национальные традиции. «Теми было единой семьей, - поясняет он, - и беда любого из ее членов считалась общей бедой. Община защищала своих членов, заботилась о них». И в то же время Казбеги показывает необходимость обновления некоторых обычаев. В частности, он проповедует сострадательное отношение к человеку. Горцы, горячие и бескомпромиссные, с древних времен жили общиной, в которой выработались свои законы чести и выковалась жесткая социальная иерархия. Нарушение устоев здесь каралось сурово, так как «пример одного мог пагубно отразиться на других». Герои повести Маквала и Онисе не столь по своей вине, сколь по умыслу других людей оказались заложниками этой системы. Полюбив друг друга и преступив черту дозволенного, они оказались не только разлучены, но и отвергнуты соотечественниками, с позором изгнаны из селений, а по сути, обречены на смерть. В «Пастыре», вопреки всеобщему решению, их жалеют женщина по имени Джатия и старец Онуфрий.

Онуфрий по доброй воле стал отшельником: «Неустанной молитвой, долгим постом и воздержанием возвысился он до высокого сана пастыря». Его образ выписан автором с большой любовью и искренним преклонением. Мудрый, милосердный, снисходительный к немощам братьев священник лечил, наставлял, духовно поддерживал людей, спасал заблудившихся путников. Он учил не губить понапрасну даже растения, а тем более человека, очистившего душу покаянием. Авторитет пастыря был непререкаем. Именно он примирил с собой и с Богом оступившихся героев. Но, в конечном счете, эта история привела старца к тяжелому испытанию, обернувшемуся его великим подвигом. Даже ценой своей свободы, своей привязанности к родным местам Онуфрий исполнил долг до конца. Как ни склоняли его, он, подозреваемый в убийстве, не открыл тайну исповеди настоящего преступника. И так по решению государственного суда вместо него последовал в Сибирь. Члены общины не оставили в беде почтенного и пастыря как один вступились за него. В этой ситуации писатель встает на сторону сложившегося самоуправления, любуется силой и красотой народных обычаев.

Своим произведением, в котором невольно переплетаются трагические судьбы, Александр Казбеги напоминает о добродетели рассуждения. Сквозь книгу проходит мысль: есть то, что выше закона и выше человеческой справедливости, имя ему – христианское милосердие.

Александра МИХАЙЛОВА